«Алло, мама, я на Северном полюсе!»

«Алло, мама, я на Северном полюсе!»

— Я не только первая женщина-старпом на этой яхте, но и на днях стану первой женщиной-капитаном, мне предстоит вести яхту из Мурманска, — улыбается Елена Соловьева. Несколько дней назад для нее закончился непростой проект — регата «Восьмидесятая параллель», в которой она была не только участницей, но и организатором. А сегодня она уже ведет яхту «Петр I» к норвежским фиордам.

«Петр» в Мурманске не первый раз — еще бы, ведь его команду так неудержимо тянет в высокие широты. Не счету «шестерки смелых» кругосветка вокруг Арктики, за которую экипаж получил награду от Российского императорского дома и престижную премию «Яхтсмен года», и навигация по Северному морскому пути. Теперь вот еще арктическая экологическая регата. Все — без ледокольной проводки, исключительно под парусами, как путешественники прошлых столетий.

Любители приключений встретились случайно… В 2009 году один из этапов знаменитой парусной регаты «The Tall Ships Races» проходил в Санкт-Петербурге, откуда родом все члены экипажа. После регаты, едва познакомившись, они сразу начали планировать свои будущие мировые рекорды.

— Я училась на втором курсе, и подруга как-то позвала меня отдохнуть пару недель… Оказалось — под парусом. Вот уже седьмой год так «отдыхаю», — говорит старпом Елена. — Раньше кроме яхты у меня была еще другая жизнь, учеба, работа, а теперь «Петр» стал моей работой.

Лена рассказывает о небольшой компании, которая родилась между путешествиями. Организация регат, поиск людей, готовых вложить средства в развитие парусного спорта и обучение молодежи, наконец, просто подготовка яхтсменов — вот крошечный бизнес мореплавателей. Собственно говоря, возник он в буквальном смысле «из пены морской» — на знаменитую яхту всегда стремились попасть любители экстремального туризма, которые готовы заплатить за возможность провести отпуск необычно, например, в качестве юнги где-нибудь среди айсбергов и торосов. С обучения «тренизов», как на парусных судах называют пассажиров, постигающих морское дело, все и началось.

Честно признаюсь, услышав, что «Петр» готов взять в норвежскую навигацию пару-тройку пассажиров, я не поверила. С виду яхточка крошечная, миниатюрная.

— Это только с виду, — смеется матрос Сергей Мурзаев. — Мы вполне можем себе позволить пассажиров: под палубой несколько кают на 8 мест. Интернет, спутниковая связь, даже система, позволяющая в Сети в реальном времени отслеживать наши перемещения по карте, — все есть. Ну и, конечно, бытовые условия — душ, отопители… Так что нам несколько комфортней, чем было нашим предшественникам прошлых столетий.

И правда — внутри уютно и спокойно. Стильная кают-компания, камбуз, вполне комфортные спальные места. Видно, что делали с любовью и «под себя». Хоть «Петр» строился другим экипажем (он родился в Магнитогорске и звался изначально «Магнитка»), теперь очень похож на своих владельцев. Молодой, легкий нравом, веселый. Ребята, правда, все никак не определятся, какого «пола» их детище, женского — яхта все-таки, или мужского, если судить по имени. Говорят о нем то в женском роде, то в мужском. В одном сходятся: судно к ним привыкло, и они к судну тоже притерлись. А без этого ощущения таких сложных навигаций было б не одолеть. Круизная яхта — это ведь не судно ледового класса… И все-таки — может, благодаря удачно выбранному имени — ей удалось перевернуть все представления о яхтинге, стать первой, самой смелой, упрямой. Во время навигации по Севморпути «Петр» не раз попадал в ледовые заторы. В тумане от неминуемой гибели их спасал радар, определяющий ледовую обстановку и подающий сигнал о скоплении льда по курсу. Радар радаром, а разгребать ледяные завалы приходилось вручную.

— Примерно две с половиной недели мы шли постоянно во льдах, — вспоминает Сергей Мурзаев. — Льдины раздвигали бамбуковыми палками, искали проходы, перемычки. Где-то носиком толкали, где-то по ночам к льдинам швартовались, пережидали, порой приходилось вскакивать на авралы и отталкивать льдины, запирающие проход.

Навигация вокруг Арктики была не менее опасной. В Северном море ветер был силой 35 метров в секунду, команда не успела вовремя убрать передний парус, и его сорвало ветром.

— Мы вообще всю экспедицию только и делали, что латали паруса, — говорит Сергей. — Парусной машинки на яхте нет, поэтому берешь иголку с ниткой — и вперед.

Именно там, в Арктике, при столкновении со льдиной «Петр» повредил перо руля, — потом потребовался долгий и дорогой ремонт.

В нынешнем походе обошлось без ЧП, разве что моржи слегка обеспокоили команду. Ребята посетили их колонию, а «хозяева» оказались весьма любопытны.

— Их «дозорные» нас осмотрели со всех сторон, а затем пригласили всю «футбольную команду», и 22 моржа принялись играть нашим томбуем (поплавком, указывающим местонахождение брошенного якоря, — Т. Б.) и чуть не сдвинули нас с места, — смеясь, вспоминает Сергей.

Впрочем, расстались гости и хозяева вполне мирно. Иначе и быть не могло: регата «Восьмидесятая параллель» носила экологический характер, одна из ее задач — привлечь внимание к проблемам арктической экологии, а в особенности — состоянию Земли Франца-Иосифа. Сейчас, после заявлений премьер-министра, об этой проблеме говорить модно, но еще год назад, когда планировалась регата, о тысячах бочек из-под горючего, брошенных на красивейшем архипелаге, мало кто помнил. В следующем году, а «Восьмидесятая параллель» по мысли организаторов станет традиционной, «Петр I» собирается привести с собой судно сопровождения, чтобы отбуксировать часть мусора из Арктики.

В планах экипажа еще и Антарктида! Но это пока мечта, хотя для упрямого нрава яхты, видимо, на свете мало недоступного. Сейчас на повестке две задачи. Первый маршрут «Петр» уже проходит — неспешное плавание вокруг фиордов. Просто для удовольствия. Надо же иногда и расслабиться! Второй — Средиземное море. Именно туда команда хочет отправить «Петра» зимовать. Идея родилась этой зимой, которую яхта провела на Неве, скованная льдом.

— Мы только приезжали откапывать ее от снега, а больше ничего не могли сделать, — разводит руками Мурзаев. — Чтобы поднимать яхту на сушу, нужен очень дорогой кран, которого у нас, конечно, нет. Было ужасно больно смотреть, как она стоит во льдах. Стыдно перед ней. Ей постоянно требуется движение, она живая! Так что отправимся зимовать куда-нибудь в Испанию…

По всему понятно, что яхта для всех влюбленных в нее стала большей частью жизни, настойчиво вытеснив множество привычных городскому жителю забот. Хоть у части экипажа есть работа «на гражданке», поэтому в рейсах бывает переменный состав, самое главное для всех — «Петр». Лена Соловьева считает, что для нее это предопределено судьбой: ее дед был радионавигатором на ледоколе «Капитан Воронин», ходил по Севморпути. Может, и правда неспроста… Кстати, в Арктику ее отправили… родители.

— Я долго раздумывала, могу ли позволить себе уйти в море на полгода, — признается она. — Были серьезные сомнения. А мама сказала: ты что, такой шанс!!! И все было решено. Вообще у моих родителей есть чувство, что я правильным делом занимаюсь, знаю, что они мной гордятся. И ради одного этого стоит продолжать!

Ну а на случай, когда подступает тоска по родине, — в штурманской рубке есть спутниковый телефон, который на связи в любой точке мира. Так что даже на макушке земли, Лена могла преспокойно снять трубку и сказать: «Алло, мама, я на Северном полюсе!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*