Остров Монерон. сказка со столь счастливым концом

Остров Монерон. сказка со столь счастливым концом

На Сахалин нас привела работа: съемки телевизионного проекта о природе и людях Сахалинской области.

«Сахалин, жемчужина Дальнего Востока». Этот броский журналистский штамп обрел связь с реальностью уже в момент приземления в аэропорту Южно-Сахалинска. Великолепие здешней природы поражает сразу, а насыщенная событиями история острова и любопытные социальные контрасты придают, скажем так, дополнительную глубину созерцанию природных красот.

В поисках особой «изюминки» (все-таки телепроект рассчитан на искушенную западную аудиторию) мы обратились в администрацию области. Ответ властей был однозначным: «Ищете что-то уникальное — поезжайте на Монерон, без него вам не обойтись». Так наша съемочная группа и попала на островок рая — затерянный, таинственный и полузапретный.

Попасть на Монерон может далеко не каждый. Остров находится в пограничной зоне, под охраной ФСБ РФ. Получить от пограничников специальное разрешение на посещение не так-то просто. Сроки поездки тоже строго регламентируются — как-никак, режимный объект.

Впрочем, никого не удивляет, что компании, организующие вояжи на Монерон, готовы избавить туристов от бюрократической волокиты. За отдельную плату, конечно. Вообще поездка на Монерон — удовольствие не из дешевых. Для нашей съемочной группы цену снизили (помогла местная администрация), но даже «со скидкой» стоимость такого путешествия сравнима с недельным отпуском в какой-нибудь Турции. «Обычному» же туристу посещение райского острова обойдется еще дороже. Но, как утверждали знающие люди, оно того стоит.

Путь на Монерон начинается в портовом городке Невельск: местная «флотилия» катеров обеспечивает сообщение с островом.

Невельск, надо сказать, своим видом способен вогнать в депрессию. Фактурный пейзаж — город стоит в окружении гор, покрытых буйной растительностью, — лишь усугубляет контраст.

Многие городские дома несут на себе отпечаток стихии: Невельск все еще восстанавливается после сильного Невельского землетрясения 2007 года, разрушившего большую часть построек.

Это событие вызывает искреннее сочувствие, а вот творение не стихии, но человека — невельский причал с ржавыми кранами и потрепанными лодками — оставляет мрачное впечатление. Впрочем, перед поездкой на Монерон пребывания в Невельске не избежать — здесь происходит проверка документов и досмотр багажа сотрудниками пограничных сил.

Невельчане Иван и Алексей, команда нашего катера, сразу предупредили: легкой дороги не будет. Три часа «американских горок» по водам Татарского пролива, и это если повезет с погодой. Даже намек на шторм — и время в пути увеличивается раза в полтора.

Первым делом спросили, не страдает ли кто-то из нас морской болезнью. Пояснили — тем, кто не способен выдержать болтанку, лучше остаться на берегу. Что ребята имели в виду, мы поняли уже в море: всю дорогу наш небольшой катер без передышки взлетал на двухметровых волнах и с резким ударом опускался на воду.

Мы предпочли оставаться на палубе, за что получили непрерывный холодный душ из морской воды на протяжении всей поездки. Наши камеры и микрофоны пришлось завернуть в целлофан и спрятать в трюме — такого бурного контакта с водой не выдержит ни одно оборудование.

В разгар туристического сезона Иван и Алексей мотаются из Невельска на Монерон раза три в неделю. Частенько туда и обратно за один день. Но своей жизнью вполне довольны: по их наблюдениям, за последние два-три года желающих попасть на Монерон стало больше. А для двух опытных мореходов это означает стабильный неплохой заработок. Да и приятно, что красоту их родного края видит больше людей.

С погодой нам повезло наполовину — наш катер все же задел легкий шторм, и вместо обычных трех-четырех часов дорога заняла пять. От берега Сахалина до бухты Монерона всего-то чуть больше тридцати морских миль — то есть сорок с небольшим «земных» километров, — но плыть против морского течения, да еще на таком маленьком катере, получается не быстрее 10 узлов.

Незадолго до того, как мы причалили в бухте Монерона, шторм прекратился, рассеялась завеса дождя, и нам повезло насладиться видом острова с моря. Пришельцы из другого мира, мы сразу попытались провести аналогию с чем-то нам известным.

Первая мысль — холмистый остров в зеленой «шубке» растительности напомнил гавайские пейзажи из популярного американского сериала «Остаться в живых». Кто-то из нашей группы даже пошутил — мол, не исключено, что в целях экономии средств (кризис все-таки), некоторые эпизоды телеэпопеи американцы снимали здесь.

Но это ощущение быстро прошло: красота Монерона, пожалуй, превосходит живописную гавайскую природу из сериала. Вид на бухту острова, который открывается всем добравшимся до Монерона, можно смело тиражировать на глянцевых открытках. Символическая доминанта пейзажа — высокий крест, установленный на одном из мысов в 2000-м году в честь митрополита московского Иннокентия.

Даже небольшой гостиничный комплекс, аккуратно втиснутый между изумрудными холмами прямо на берегу залива, не слишком нарушает ощущение нетронутости острова цивилизацией. Уютные гостевые домики могут одновременно принять не больше 20 человек — более крупные туристические группы неизбежно нанесут вред естественному экологическому равновесию острова.

Именно по этой причине поток туристов на Монерон относительно невелик, объяснила гид-эколог Наталья Круглова, сопровождавшая нас в поездке.

— Монерон — первый в России морской природный парк. В прошлом году мы приняли за сезон около тысячи человек. Вряд ли эта цифра будет принципиально увеличиваться — ведь мы не хотим, чтобы пострадала уникальная природа Монерона.

Остров Монерон часто называют таинственным. И не без оснований: история этого клочка суши в океане довольно запутанная.

Начало официальному существованию острова положили японцы — в XVII веке самурай Мураками Хиронори указал Монерон на штурманских картах. Остров всегда считался необитаемым, хотя краеведы уверены, что жильцы здесь были — на Монероне обнаружено несколько древних стоянок. Только вот кто здесь бывал или жил — доподлинно неизвестно. «Подозрение» падает на айнов, но доказать это почти невозможно в силу малочисленности современных представителей этого древнего племени.

Кто именно оставил на острове явно рукотворную яму, окруженную камнями? По словам нашего гида Натальи, это охотские ямы исполнения желаний — садишься в такую, загадываешь желание, и оно непременно сбудется. Мы не удержались, по очереди залезли в яму и загадали желания. Мое, кстати, вскоре сбылось. Хотя на самом деле эти ямы могут быть чем угодно — от кострищ до жертвенных алтарей.

В XVIII веке остров был «открыт» во второй раз — на европейские мореходные карты его нанесли французы. Великий мореплаватель Жан-Франсуа де Лаперуз во время кругосветного путешествия в 1787 году дал свое имя не только проливу между Сахалином и Хоккайдо. Благодаря фантазии Лаперуза, география Сахалинской области до сих пор пестрит французскими названиями: гора Ламанон, пик де Мартинер, залив Жонкиер, гавань Де-Кастри, мыс Крильон…

Когда корабли французской экспедиции, «Буссоль» и «Астролябия», набрели на уединенный остров, граф де Лаперуз недолго искал для него подходящее имя. «…Мы продолжали следовать вдоль берега, находясь от него в 2 лье, и заметили на юго-западе маленький безжизненный островок, образующий с Сахалином пролив шириной около 6 лье. Я назвал его Монерон в честь инженера-офицера нашей экспедиции», — так буднично описал свое открытие Лаперуз.

Инженеру Полю Монерону было поручено произвести картирование острова имени себя. Почему Монерону «достался» именно этот скучный клочок суши — ведь об истинной ценности острова не подозревали до середины ХХ века, —  мы никогда не узнаем: годом позже экспедиция Лаперуза пропала в Тихом океане, у столь же крошечного и почти необитаемого острова Ваникоро…

Так что первую достоверную карту Монерона сделали позже — в 1867 году русские гидрографы нанесли остров на карту Российской империи. Руководил экспедицией лейтенант К.С. Старицкий — его именем названа самая высокая вершина острова.

Монерон считался русским недолго: после поражения России в Русско-японской войне остров отошел к Японии, получил название Кайбато и оставался японским вплоть до капитуляции Токио в 1945 году и последовавших за этим изменений в политической географии региона. От Монерона до Страны восходящего солнца рукой подать — нам повезло с погодой, и мы смогли разглядеть один из японских островов, Рисири.

Короткий и не слишком далекий «японский период» Монерона окутан не меньшими тайнами, чем вся предыдущая история острова. Бывшие чины советской разведки поговаривают, что там располагалась школа пловцов-диверсантов и база субмарин. Японцы же уверяют, что на острове был построен всего лишь рыбацкий поселок.

Зачем простым рыбакам на маленьком Монероне понадобились домик радиста, маяк и мощные бетонные инженерные конструкции, сохранившиеся до наших дней, — этого японцы не объясняют. Сомнения в правдивости «рыбацкой» версии вызывает и тот факт, что японцы провели сюда телефонный кабель аж с Сахалина — а это 40 километров по дну моря!

Скорее всего, для Японии Монерон не был «обычным» островом. Еще одна загадка: в архивных документах, касающихся военных операций СССР на Дальнем Востоке в 1945 году, нет никаких упоминаний о боях за этот остров. Однако на Монероне мы своими глазами видели безымянные могилы, увенчаные красной звездой — в каких боях полегли здесь советские солдаты? Кто их похоронил?

Наш гид Наталья не смогла объяснить происхождение этих лесных захоронений. Напрашивается мысль, что остров был освобожден в ходе секретной операции, сведения о которой до сих пор хранятся в закрытых архивах либо были уничтожены.

Так или иначе, после вхождения Монерона в состав Сахалинской области СССР вместо японского рыбацкого поселка здесь появилось несколько советских, но вскоре лов рыбы сочли нерентабельным и остров почти обезлюдел.

Здесь жили только пограничники и служители маяка, общая численность населения острова редко превышала 6 человек. Статус пограничной зоны ограничивал посещение острова — даже рыбацкие суда были на Монероне редкими гостями.

В советское время остров лишь дважды переживал серьезную «встряску»: в 1971 году во время Монеронского землетрясения, изменившего рельеф острова, и в 1983-м, когда в небе над Монероном был сбит южно-корейский лайнер. Малочисленные местные жители наблюдали за падением в море горящих обломков…

Бесполезность пограничного острова для советского народного хозяйства стала величайшим благом для природы Монерона. Природы «непуганой» — сотни лоснящихся сивучей вольготно расположились на прибрежных камнях и, как Ленины со своих броневичков, приветствуют гостей острова. Местные рыбы тоже не слишком боятся людей. Травы на Монероне в летние месяцы вымахивают выше человеческого роста — топтать их особо некому. Райскую картину дополняет живописный водопад — струи воды падают с высоты полутора десятков метров.

Но главное достояние Монерона — его подводный мир. Именно морскую фауну острова прежде всего стараются сохранить экологи: некоторые из его подводных обитателей не встречаются больше нигде в России. Этому есть научное, но все же удивительное объяснение: «маленький безжизненный» Монерон, единственный из всех островов архипелага, оказался на пути узкой струи теплого Цусимского течения, идущего с юга из субтропиков. Поэтому в сверхъестественно чистых водах Монерона благоденствуют ценные моллюски-галиотисы, редкоиглые морские ежи, трепанги и прочая экзотическая фауна.

Воды вокруг Монерона — мечта подводного фотографа: прозрачные, как лучший хрусталь. Дно просматривается даже на многометровой глубине. Те немногие, кому удалось здесь побывать, всей душой стремятся еще раз вернуться на Монерон.

Полный тезка российского президента, дайвер с десятилетним стажем Дмитрий Медведев так и делает: в бухту Монерона он заходит на своей яхте каждое лето.

— Я много где бывал на своей яхте. Вот недавно ходил до побережья Индонезии. Но такой красоты, как на Монероне, не видел нигде. Тут даже фонарь под водой не нужен — настолько она чистая. Такого подводного пейзажа нет на всем дальневосточном побережье!

Дмитрий погружается в море со специальной камерой. Но и обладателям обычной фотокамеры будет, чем заняться.

Лежбища сивучей и нерп, удивительные скальные гроты с природной цветной известью на стенах, живописные сопки, артефакты японского и советского периодов жизни острова — затвор моего фотоаппарата щелкал без перерыва.

Оба телеоператора нашей группы — люди, «избалованные» поездками по всему миру, — были просто не в состоянии выключить свои камеры. Материала отсняли столько, что хватило бы на несколько фильмов. И оба в один голос сожалели, что времени слишком мало, чтобы полноценно поснимать такую красоту.

Весь Монерон можно объехать на катере за полчаса. Обойти пешком — за 5-6 часов, даже включая подъем на высшую точку острова, гору Старицкого (440 м). Но нам не удалось сделать это так быстро — с тяжелыми штативами и камерами на плечах по горам не побегаешь. Да и, увы, времени в нашем распоряжении было катастрофически мало: вечером того же дня мы должны были вернуться в Южно-Сахалинск.

Отплывая из бухты Монерона, мы «намусорили»: бросили в прозрачные воды острова по монетке. Согласен с дайвером Медведевым — очень хочется еще раз вернуться на этот райский островок посреди моря-океана.

Стоимость двухдневной поездки Невельск — Монерон — Невельск составляет около 16000 рублей. В стоимость входят разрешение на посещение острова, доставка на катере до острова и обратно, ночевка в туркомплексе. Рыбалка, дайвинг, баня — за отдельную плату.

До Невельска — два часа на машине из Южно-Сахалинска.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*